logotype
ART Gallery
image1 ?> image2 ?> image3 ?> image3 ?>

Малоизвестные факты о жизни и творчестве Василия Сурикова.

sur 01Василий Иванович Суриков родился в сибирском городке Красноярске 12 января 1848 года в казачьей семье. Истоком формирования понятий Сурикова о красоте была Сибирь, с суровостью, подчас жестокостью нравов.Предки его пришли в Сибирь вместе с Ермаком. Род его идет, очевидно, с Дона, где в Верхне-Ягирской и Кундрючинской станицах еще сохранились казаки Суриковы. Оттуда они пошли завоевывать Сибирь и упоминаются как основатели Красноярска в 1622 г. Здесь двести двадцать шесть лет спустя и родился В. И. Суриков.

Тяга к рисованию проявилась у Сурикова с ранних лет, часами мог рассматривать старинные иконы и гравюры, пытаясь передать увиденное на бумаге.

Когда Сурикову было одиннадцать лет, от чахотки умер его отец. Прасковья Федоровна с тремя детьми оказалась в трудном материальном положении. К этому времени Суриков уже добился признания в Красноярске: его акварели ценились земляками, он давал уроки в доме губернатора. Губернатор познакомил Сурикова с золотопромышленником П.И. Кузнецовым, который решил принять участие в судьбе талантливого юноши и предоставил ему стипендию на обучение в Академии художеств в Петербурге.

Первая попытка поступить в Академию была неудачной: провал на рисунке с гипса. Суриков поступил в Рисовальную школу при Обществе поощрения художников, отучился в ней три месяца, осенью успешно сдал экзамен и был принят в Академию. Учился Суриков в Академии успешно переходя из класса в класс, получая награды как за рисунок с натуры, так и за живописные композиции.

На конкурс на большую золотую медаль Суриков представил картину "Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста". В картине изображено столкновение христианства, римского язычества и иудаизма.

Апостол Павел
Из воспоминаний Сурикова: “Медаль-то мне присудили, а денег не дали. Там деньги разграбили, а потом казначея Исеева судили и в Сибирь сослали. А для того чтобы меня за границу послать, как полагалось, денег и не хватило. И славу богу!
... Так мне вместо заграницы предложили работу в храме Спасителя в Москве. Я там первые четыре вселенских собора написал.

Максимилиан Волошин, составивший биографию Василия Ивановича Сурикова ещё при его жизни, писал о его живописи так: “В творчестве и личности Василия Ивановича Сурикова русская жизнь осуществила изумительный парадокс: к нам в двадцатый век она привела художника, детство и юность которого прошли в XVI и в XVII веке русской истории”. 

Чтобы так реалистично изобразить события истории, обилие деталей, воспроизведённых с фотографической точностью, нужно быть действительным свидетелем и похода Ермака, и Стеньки Разина, и боярыни Морозовой, и казней Петра. Исторические полотна Сурикова написаны так, как будто автор видел происходящее своими глазами. Может быть, поэтому они так впиваются в память зрителям. Даже если кто-то не знает имя Василия Сурикова, но картины “Боярыня Морозова” или “Утро стрелецкой казни” – знают все.

Утро стрелецкой казни
Картина “Утро стрелецкой казни”, написанная в 1881 году, стала первым крупным произведением, посвященным событиям истории Руси. После Суриков рассказывал: “И вот однажды иду я по Красной площади, кругом ни души... И вдруг в воображении вспыхнула сцена стрелецкой казни, да так ясно, что даже сердце забилось. Почувствовал, что если напишу то, что мне представилось, то выйдет потрясающая картина”.

Суриков вспоминал, что в 1880 году, когда картина была уже вся прописана и, в основном, решена к нему в мастерскую зашёл Илья Ефимович Репин. Картина ему очень понравилась, но он спросил Сурикова, почему тот не повесил нескольких стрельцов на виселицах видневшихся вдали, по спуску вдоль Кремлевской стены:

“Я бы непременно повесил двух-трех, а то какая же казнь, если никто еще не повешен”.

Суриков попробовал на другой день дорисовать мелом по маслу несколько висящих фигур, и тут в комнату вошла старуха няня. Увидев картину, она грохнулась на пол. В тот же день заехал и выдающийся собиратель живописи Третьяков и спросил: “Да вы что, всю картину испортить хотите?” Тут уж Суриков решил: “Пусть Репин “Иваном и сыном” народ пугает!” И убрал виселицы.

 

Боярыня Морозова
Для “Боярыни Морозовой” Суриков сделал бесчисленное множество эскизов и портретных зарисовок. Каждого персонажа он разрабатывал в отдельности, тщательно продумывая костюмы и позы. Все с натуры рисовал и сани и дровни. Из воспоминаний Сурикова: “Помните посох-то, что у странника в руках. Это богомолка одна проходила мимо с этим посохом. Я схватил акварель да за ней. А она уже отошла. Кричу ей: „Бабушка! Бабушка! Дай посох!". Она и посох-то бросила - думала, разбойник я. Девушку в толпе, это я со Сперанской писал - она тогда в монашки готовилась. А те, что кланяются, - все старообрядочки с Преображенского.” Босого нищего Суриков нашёл на рынке, заплатил ему, чтобы тот позировал. Из воспоминаний Сурикова: “В начале зимы было. Снег талый. Я его на снегу так и писал. Водки ему дал и водкой ноги натер. Алкоголики ведь они все. Он в одной холщовой рубахе босиком у меня на снегу сидел. Ноги у него даже посинели. Я ему три рубля дал. Это для него большие деньги были. А он первым делом лихача за рубль семьдесят пять копеек нанял. Вот какой человек был.

Мееншиков в Березове
Сюжеты у Сурикова рождались случайно. Художник неоднократно говорил об этом в биографии, записанной Максимилианом Волошиным : “Да вот у меня было так: я жил под Москвой на даче, в избе крестьянской. Лето дождливое было. Изба тесная, потолок низкий. Дождь идет, и работать нельзя. Скушно. И стал я вспоминать: кто же это вот точно так же в избе сидел. И вдруг... Меншиков... сразу все пришло — всю композицию целиком увидел. Только не знал еще, как княжну посажу. ... А то раз ворону на снегу увидал. Сидит ворона на снегу и крыло одно отставила, черным пятном на снегу сидит. Так вот этого пятна я много лет забыть не мог.”

Как-то раз художник Игорь Грабарь привез к Василию Сурико­ву одного коллекционера. Суриков встретил го­стей радушно. Стал показывать этюды на про­дажу. Господин, который хотел купить картину, время от времени спрашивал о цене того или иного произведения и качал головой: “Что вы, Василий Иванович, разве можно так высоко оценивать такой крошечный этюдик?” Цена была — 5000 рублей. Игорь Грабарь попросил: “Уступите, Василий Иванович.” Суриков вздохнул: “И хотел бы, да имя не позволяет!”

Как-то раз Василий Суриков, Виктор Васнецов и Василий Поленов встретились у малоизвестного тогда художника Ильи Остроухова. Первый тост предложил хозяин Илья Остроухов. Он скромно сказал: “Выпьем за трех лучших художников здесь присутствующих!” Выпили. Потом Василий Поленов засобирался и ушел. Тогда тост провозгласил Василий Суриков: “Выпьем теперь за оставшихся двух — действительно лучших!” Когда пришла пора уходить Васнецову, Илья Ост­роухов проводил его до двери парадного. На лест­нице Васнецов вздохнул: “А вот теперь наш Василий Иванович налил еще рюмочку и выпил её совершенно искрен­не — за единственного лучшего русского худож­ника!”

Суриков был художником редкого таланта. Он умел предвидеть, постигать, проникая сквозь завесу столетий. Мастер учился и по стенам кремлей, и по книгам. Он встречал своих будущих героев на улицах, и одновременно они являлись ему в мечтах и снах. Художник давал всякому явлению новую жизнь в искусстве, воплощая это явление в цвете, композиции, ритме.

 

Лето 1915 года Василий Иванович провел на юге, в Крыму. Он много загорал, поднимался в горы. Такие нагрузки оказались слишком тяжелыми для  больного сердца. 6 марта 1916 года Сурикова не стало.

Галерея картин.

Более подробно о жизни и творчестве Сурикова: здесь.

2017  Галерея искусств   globbers joomla templates
artgalleru.ru CY/PageRank